Генпрокуратура на гомосексуальном перепутье

Авторы: 
Илья Ворошилов

История с возможным преследованием геев по всей чеченской республике подбирается к самой зыбучей части. Именно на этом месте вязнут и засасываются навечно все резонансные события, связанные с криминалом в нашей многострадальной стране. На страницах, где написано “генпрокуратура начала проверку” и “следователи возбудили уголовное дело и заняты поиском подозреваемых” закрылось уже много книг - Литвиненко, Политковская, Немцов, Березовский, Листьев, а также многотомник размером в советскую энциклопедию - “Терроризм в РФ”. Каждый раз, когда прямая трансляция сегодняшнего российского криминального сериала доходит до этого кульминационного эпизода, неожиданно врубаются титры, оставляя нам открытый финал. Многие драматурги, которых у нас величают “политологи” или “эксперты”, всегда предпочитают такой исход, ведь тогда на этом пустом поле можно построить любые замки из самой неустойчивой конспирологии. Всегда, правда, было удивительно, что зрители этого “сериала” так легко терпели эту кошмарную недосказанность. Странно, что ни у кого не возникало ощущений, что их где-то обманули. Это как закончить “Анну Каренину” словами, “а потом она поехала на вокзал… Fin”. Обычно, зритель в приступе недовольства начинает хамить авторов этого произведения, предъявляя последнее требование - рассказать, чем, собственно, всё дело кончилось. Но в нашей стране такого не происходит, ведь сценаристы нашего “комедийного фильма ужасов” умеют писать только экспозицию, ну а люди уже привыкли только её и воспринимать.

Но это всё равно надо уметь. Тут-то на помощь и приходят настоящие самородки из наших прокуратур и отделений полиции. Именно в их обязанностях заглушить и потушить весь пыл общественного осуждения. Им это удаётся даже в таких ситуациях, когда кажется, что никаких других вариантов нет. Опять вспоминается убийство Бориса Немцова, когда всем казалось, что дело настолько резонансное и громкое, что просто так о нём никто не забудет! Ха! Дело так и сгнило где-то в подземельях у наших правоохранителей. Сегодня по теме слышны только вялые возгласы оппозиции и то два раза в год - день убийства и день рождения Немцова, в остальном пожар общественного недовольства потушен без остатка. Вспомните Беслан! Даже сегодня, когда ЕСПЧ подтвердил правоту несчастных бесланских матерей, большого общественного резонанса это не вызвало. Все факты и аргументы также пылятся в папочках у неизвестных следователей. Мне, честно говоря, даже лень приводить другие примеры, ибо их до неприличия много. Почти все происшествия, которые хоть как-то привлекали внимание общественности, уверенно глохли на стадии “генпрокуратура проводит проверку” и “возбуждено уголовное дело”. Просто вспомните все резонансные события (кроме тех, когда наши правоохранители работают фантастически хорошо - вяжут блогеров за ловлю покемонов и т.д. и т.п.)

А сегодня ситуация еще более сложная и опасная. Напуганная и разъяренная интеллигенция летит в сторону прокуратуры, которая в свою очередь тоже напугана и напряжена. “Новая газета” вообще сейчас напоминает профессора консерватории, который оказался в окружении сотни гопников в тёмном квартале - он просто закрыл глаза и с диким воплем совершает хаотичные движения, похожие на удары, которые гопников вроде никак не задевают, но дарят ощущение легкого дискомфорта. Ну а если продолжать это сравнение, то многочисленные, но трусливые друзья и ценители нашего бедного профессора, пытаются криками и телефонными звонками остановить драку в самом её зачатке. Прикол в том, что ни у кого пока ничего не получается! Одни выбрали агрессивную тактику ответов, которые вызывают лишь общественно осуждение, другие выбрали тактику “жертвенной плахи”… ну помните эти кинофрагменты, когда в центре ссоры отец демонстративно кладёт голову на плаху, призывая сына - рубить! И вот с такими исходными данными мы и подходим к эпизоду, где вся эта разозлённая толпа врывается в генпрокуратуру, вываливает все обстоятельства на стол и с криком “разбирайтесь теперь! рассудите нас!” всей гурьбой выходят на улицу и ждут решения. 



Будет ли какое-нибудь решение? Сегодня кажется, что не быть его просто не может, но так казалось и раньше, а потом ждать под воображаемыми окнами уже обеим сторонам становится лень и все расходятся. Хотя нет, не все. Остаются лишь те, кто по-настоящему пострадал! Те, кому уже совсем нечего терять, потому они уже всё потеряли. Матери Беслана, родственники погибших в разных терактах, родственники убитых по политическим мотивам, но их так мало, что даже видимость толпы создать не получается. А общественное мнение уже давно переключилось на какое-нибудь новое событие. Посмотрим, может быть на этот раз в зыбучем песочке генпрокуратуры ничего не завязнет?