Тайна Русского Мира (часть последняя)

Авторы: 
Иван Деникин и Александра Шелковенко

Начало

Предыдущая часть

Вот бывают же такие приятные неожиданности! Едешь себе на машине по улице Вашингтонский тракт (бывший Иркутский) – и друг видишь в дождливом небе одинокий парашют. Алла Зайцева тормозит и достает пистолет: а ну как "Шойгуйские Стерхи" – эти истинно-российские чудо-богатыри. Летают на дельтапланах, как великий Путин-батюшка, а на лбу у каждого – татуировка с портретом мудрейшего из еще живых русских – Шойгу. Отсюда и название. Летают вот так и нападают на одиночные семьи НАТОвских пособников. Смелые – и оттого опасные.

Наводит Алла пистолет, да вдруг глядь – а ведь униформа своя, американская. Улыбается девица, прячет пистолет. Приземляется парашютист подле дороги. Батюшки, да это ведь ее возлюбленный – литовец из НАТО.

Обнялись у дороги, поцеловались.

– Don't warry, baby! – говорит каратель по-евросоюзовски. – Закончилась наша секретная миссия. Всех менеджеров «Газпрома» переловили!

– Так быстро?! – восхищается Алла.

– А мы загнали их в пещеру и поставили ультиматум: кто не сдастся сам – поймаем и отправим отбывать срок в бездуховную Голландию, под домашний арест. А кто застрелится – завернем в долларовые купюры и так похороним. Вот так.

– Жестокие вы, – вздыхает Алла.

– Зато effective and efficient. Они чуть не плакали, как услышали: для РФ-овского менеджера духовная погибель – хуже телесной. Двое подорвались исконно-российскими гранатами, а остальные подняли руки.

– А вы не обманули?

– Deal есть deal, – вздыхает литовец. – Сидят теперь в родной русскоязычной тюрьме и радуются, что их в Европу жить не отправили.

– А еще говорят, будто американцы бессердечные! – радуется Алла.

Она горячо целует НАТОвца.

– Пойдем, – шепчет ему. – Тут рядом, на улице Дантеса, опечатанная квартира.

И они спешат чтобы уединиться: на Западе ведь только об интиме и думают, не то что в РФ или там великом Советском Союзе!

...

 

– Телочку свою положи на пол, – командует старший антимайдановец, – А потом руки за голову. Да не ей, а себе!

Приходится подчиниться.

– Алмазов! – узнает Жан одного из нападающих. – Ахмед!

Алмазов сплевывает на ковер:

– Антон я, а не ваш толерастовский «Ахмед»! Дожились! Совсем житья РФ-овскому человеку нет! А ты, либераст, заплатишь за поруганную русскую культуру – за снос памятника Ленину, за переименование «Комсомольской Правды»...

Он связывает Жану руки за спиной.

– Отведаешь нынче, контра, антифашистского кулака! – бесстрашно говорит РНЕшник. – Да здравствует товарищ Сталин!

Двери открываются и в квартиру, взявшись за руки, вбегают Алла Зайцева и литовский офицер.

Они мигом оценивают ситуацию.

– Labas Vakaras! – по–иностранному говорит каратель и поднимает автомат «Узи». Зайцева тоже достает пистолет.

В ответ РФ-овские люди вскидывают ППШ.

Зависает неловкая пауза. Кто победит – Русская ли силушка богатырская или бездуховная НАТОвская толерантность? Чистые идеалы «Газпрома» и «Роснефи» – или корыстолюбивый мрак Пентагона? Путинский антифашизм ли – или гейропейская демократия? Ольгино или «БиБиСи»?!

Вот о чем думают участники драмы. И не замечают, как плененная Жаном юная Россиянка встает, развязывает путы. И выбивает оружие из рук литовского карателя и местной национал–предательницы. Осознав безвыходность, оба оккупанта отступают к стене.

Девушка собирает с пола оружие и отдает родным антимайдановцам.

– А хороша телочка! – констатирует Алмазов.

– Хороша Маша, да наша ли? – отвечает РНЕшник. – Ведь еще наш великий товарищ Берия учил российский люд не терять бдительность.

– Да ведь я своя, путинская! – парирует девчушка.

– А кто тебя знает? Может, переодетая. А ну как афроамериканка из «Правого сектора»?!

– Да товарищи, миленькие! Уж патриотичнее меня не сыскать в целом Русском Мире! Да ведь я за Кадырова и Шойгу жизни не пожалею!

– Не поминай великих людей в суе! Ану ответь-ка лучше: как настоящая фамилия Ленина?!

Девица только моргает в ответ:

– Ленин – от Ленин и есть, – отвечает. – Вождь всех русскоязычных людей!

– Ульянов его настоящее фамилие! – обрывает РНЕшник. – Видно, что ты из Америки подосланная.

– Да ей – Сталин, что я Российская!

– Ладно, – смягчается старшой. – Последняя попытка: как звали собаку Путина?

– Да ведь Владимир Владимирович! – кричит красна девица. – Только не собака он, а самый что ни на есть человечный человек!

– Собаку Путина звали Кони. А с тобой, майданка укропская, все ясно. Не может такой человек быть верной дочерью РФ-матушки!

– Да как же... – девушка плачет.

– А я, помнится, видел ее в кафе! – ехидно припоминает Алмазов.

– Женщина и в кафе?! – ужасаются антимайдановцы. – Экая пегалица!

А старшой плюнул даже:

– Ведь еще мудрый новоросс Мозговой учил: «Если я завтра увижу в кафе, в кабаке хоть одну барышню, она будет арестована. Следите за своими детьми сами. Женщина должна быть хранительницей очага, матерью. А какими матерями они становятся после кабаков? Что они могут воспитать? Какой пример дать?»

– Любо! – поддерживают антимайдановцы. – Сиди дома, вышивай крестиком!

– А я и вышивала! – плачет девица. – И пирожочков напекла. А в кафе зашла случайно, с баней перепутала.

 

– Молчи, несчастная! – кричит старшой. – Пора вспомнить, что мы РФ–ские! Пора вспомнить о нашей Российской духовности! Пороть ее, пегалицу!

Бесстыдницу валят на диван, а Алмазов лично снимает ремень, чтоб поучить по мягким местам. Потому издревле так на Москве принято, чтоб мораль поддерживать. Тем и крепок Русский Мир!

Старшой заносит Алмазовский ремень над отступницей. Обезоруженные НАТОвцы вжались в стену. Областной комендант лежит на полу, вязаный. Вот она, Великая Победа российская – прямо как на священное 23-е февраля!

Ветер открывает форточку. В помещение влетает черный ворон.

– Кыш, пернатый! – кричат антимайдановцы.

Но ворон бьется оземь и превращается в молодого бурята.

– О, чурка нерусская! – реагируют антифашисты. – Ну че, братушки, защитим белую расу?!

Антимайдановцы достают бейсбольные биты. Бурят медленно поднимает руку. Патриоты замирают на месте.

Бурят отбирает у них биты и ППШ и ломает о колено.

– Красота спасет мир, – провозглашает он.

– Лжа русофобская, – шепчет старшой антимайдановец.

Бурят поднимает ладони к верху:

– Гармония превыше всего. Инь и янь, да и нет, ночь и день, единица и ноль. Силы Добра и силы Зла. Миру – мир!

– Какой мир? Русский? – спрашивает Алмазов.

– Деревня! – обрывает старшой. – Русский Мир – это тавтология. Мир он только Русский и бывает. А нерусский мир – он и не мир вовсе, а война. Вселенная делится на земли Русского Мира и земли Войны Народной – Священной Войны.

– Помню–помню, – краснеет Алмазов. – Ведь еще премудрый Дмитрий Крылов наущал: «Русский человек» – это тавтология. Русский это человек вообще. Остальные люди хорошие в той мере, в какой они русские». Верно и Русский Мир – тавтология.

 

– Я говорю о мире истины и добра, – перебивает бурят. – По–бурятски – «Энхэ тайбан».

Он поводит рукой – и стая белых голубей вылетает в форточку. Проводит другой – и молния врезается в стену.

– Вы бурят? Как я рад! – оживляется Алмазов. – Вы не смотрите, что я с этими ватниками! Я – Ахмед, я толерантный, в НАТО служу.

– Национал–предатель! – возмущаются антимайдановцы.

– Мы, буряты, долго шли к победе. Кто стоит во главе всего мира? Буряты! Президент Монголии Намбарын Энхбаяр имеет бурятские корни. Бывший премьер–министр Украины Юрий Ехануров – бурят. Во всех великих битвах последнего тысячелетия решающую роль играли буряты. Действуя тайно и явно, мы добились своего: Республика Бурятия от Красноярска – до Шилки и Нерчинска. Ничто нам теперь не страшно!

– Право наций на самоопределение, – поддерживает толерантный Жан.

Но антимайдановцы справедливо серчают:

– Развалили, чурки, РФ-матушку! Отрезали исконно–русское Улан–Удэ от Москвы–кормилицы!

А бурят словно и не слышит.

– Теперь воцарилась гармония. И мы, буряты, проследим, чтобы длилась она тысячи и тысячи лет. А потому – ни к чему вам оружие!

– А как же нам защищать демократические ценности? – удивляется офицер НАТО.

– Познавайте свою душу, укрепляйте тело. Осваивайте у–шу, карате и кунг–фу.

– Слова-то какие русофобские, – дивятся антимайдановцы.

– А я уже освоил! – Жан разрывает путы и одним мае–гери нейтрализует ополченцев.

Бурят заглядывает ему в душу:

– Я знаю, ты ищешь истину. Хочешь познать Тайну Русского Мира. Смотри! Вон там, за портретом собаки Кони, – духовная скрепа.

Жан снимает портрет со стены. В тайнике – довешняя полосатая ленточка цвета колорадского жука. Осторожно берет его пинцетом, присматривается.

За спиной его, антимайдановцы кидаются на Алмазова:

– Либерал! Бандеровец! Служишь в Сибирской Вольготе за американские доллары!

Кровь Алмазова брызгает на полосатый духовный скреп. На скрепе начинает проступать таинственное изображение:

 

– Вот тебе и разгадка, – споройно говорит бурят. – Где прольется хоть капля российской крови – там и РФ. Теперь ты сможешь прочитать главную тайну Русского Мира.

 

Жан удивленно смотрит на скреп. Под картинкой начинают появляться заклинания:

«ДНР+ЛНР=Новороссия

Путин+Кадыров= Святая Русь

Сталин наш рулевой

Не смешите мои Искандеры

В радиоактивный пе...»

 

Девушка вскакивает и вырывает скреп у него из рук.

– Отдай! – кричит Жан.

Но она уже бежит в туалет и закрывается. НАТОвцы мгновенно высаживают дверь.

– Майданутые! – кричит Россиянка.

Из последних сил, кидает полосатый духовный скреп в унитаз и сливает воду.

– Зачем ты это сделала? – удивляется Зайцева.

– Не узнать вам, толерасты, Тайны Русского Мира! Не прочесть священной мудрости! Плывет теперь духовный скреп аки по морю. Вольется потом в широкую Российскую реку – и там чистая исконная вода смоет слова духовности навеки!

Русофобы молчат.

– Да уж, – вздыхает антифашист из РНЕ. – Умерла родимая РФ–матушка, а с нею – великая духовная тайна Русского Мира...

Он в последний раз целует портрет Дмитрия Медведева. На глазах – слезы.

– Не плачьте, – утешает бурят. – Возрадуйтесь!

Над Сибирью встает заграничное солнце.