Почему Путин не станет вводить войска в Сирию – Леонид Радзиховский

Публицист Леонид Радзиховский о том, почему Путин не пойдет на ввод российских войск в Сирию.

«Что же Путин может предложить Западу и всему миру по проблеме Сирии? Мой ответ простой: ничего, кроме громких слов. В Сирии происходит вообще непонятно что. Куча мала, воюют там все со всеми, погибли уже сотни тысяч людей, и так далее. Тем не менее, там выделилось некоторое абсолютное зло под названием ИГИЛ. ИГИЛ, который равно ненавидят все – и сирийское правительство, и Запад, и Россия, и саудовцы даже, которые вроде бы вначале этот ИГИЛ подкармливали. Это такие всемирные отморозки, такой Гитлер 2015 года. Они всех режут, всех убивают, и так далее. Запад с этим ИГИЛом справиться бессилен. И вот в этот момент, когда Запад в тупике, когда все в тупике, появляется Путин весь в белом, хлопает в ладоши, и ИГИЛ исчезает. Пиар-план, но пиар-план и реальный план – это совершенно разные вещи. Нет у Путина никакого плана по ликвидации ИГИЛа. Потому что, как ликвидировать ИГИЛ, знают все, тут большого ума не надо. Надо его разбить в войне, разбить в тяжелых военных делах. Решение известно, только не понятно, как. Ни американцы, ни европейцы, ни, тем более, саудовцы воевать на земле против ИГИЛа не хотят. Они его бомбят, а бомбежками войну не выиграешь, тем более, войну против фанатиков. Это вам не украинская армия, и это вам не молдавская армия, и это вам не грузинская армия. Это сотни тысяч шахидов, которые приехали драться за ислам, за пророка, драться, умирать, и так далее. Бомбежками вы их не разобьете. Нужны сухопутные действия, вот если бы Путин мог сказать: «Я посылаю в Сирию непобедимую российскую армию, несокрушимую и легендарную, в боях познавшую счастье побед!», – да, тут бы ему сразу Запад простил все: и Украину, и все, что хотите, – и долго бы аплодировал. Простите, вот такого финта ушами Владимир Владимирович сделать не может.

Невозможно объяснить русским людям, зачем их дети в качестве пушечного мяса поедут подыхать в Сирию. Украина – ладно, Украина людей в России волнует, можно придумать сказку про фашистов, про американцев, еще про что-то, можно нагнать жути и морально мобилизовать на войну в Украине. В Сирию, никто не поймет, зачем воевать. Но самое главное даже не в этом. В Украине это была не война. Это были действительно добровольцы, и точечные мгновенные удары регулярных частей российской армии. Они стоят рядом на территории России, они вошли, окружили, разбили и ушли. Потери минимальные. В Грузии – блицкриг. Несколько дней – и грузинская армия позорно бежит, бросив все на свете. Вот с ИГИЛом такие штуки не прокатят. Никакого блицкрига, никакой гибридной войны, никакой маленькой победоносной войны – длинная, тяжелая, кровопролитная безнадежная мясорубка, потому что вы будете воевать не с липовой грузинской армией, не с липовой украинской армией, а, еще раз повторяю, с десятками, если не сотнями тысяч фанатиков, людей, готовых умирать. И против них в сухопутной войне российская армия или вообще бессильна, или это второй Афган. Удовольствие на годы, потери десятками тысяч и никакой перспективы. На это Путин, естественно, пойти не может. То есть, если он на это пойдет, то он добьет просто свою популярность. Этой войны никто не поймет в России, тем более, что это война в союзе с американцами, в союзе с «пиндосами», этого вообще никто не поймет. «Пиндосы»– наши главные враги, источник мирового зла. И вот, мы вместе с ними? Более того, мы вместо них, то есть, мы поставляем свое пушечное мясо для решения их «пиндосовских» вопросов. Какой бы ни был плохой ИГИЛ, но какого черта мы-то туда лезем? Позиция российского общества одна: злорадствовать со стороны, вы это заварили, эту кашу, господа американцы, вы и расхлебывайте. Поэтому я думаю, что в итоге Путин выступит, скажет, что надо создать международную коалицию, что надо объединиться, что надо поддержать законное правительство Сирии. То есть, скажет много правильных, хороших слов, но поскольку реальных войск он туда послать не может, то эти его хорошие слова так пустыми словами и останутся. Ну, поговорил, ну, немножко усилит военно-техническое присутствие в Сирии, там есть российская база, пошлет туда технических специалистов, ну, пару бомбежек показательных проведет, все. Это не выход из ситуации для Путина. Это не способ изменить свое положение, свое личное положение в мировом политическом пространстве, это не способ наладить отношения с Западом, и это не способ переключить российское общественное мнение от весьма неприятного провала в Украине».

 

Смотрите также

Первая часть интервью

Вторая часть интервью

Леонид Радзиховский: «Путин опроверг Оруэлла»